Rayo.
Когда говорят: «не для галочки!», «мы это делаем не для галочки!», где-то плачет нечистик Галочка, похожая на маленькую чернильную птичку. Всё хорошее делается почему-то не для неё, проходит мимо, Галочку туда не пускают — не для тебя это, а для... всех остальных, кто не ты.
Галочка сидит на подоконниках всяких учреждений, очень любящих уточнять, что и для кого они делают, со списком праздников, мероприятий, чаепитий, ёлок, блинных дней, былинных дней, дней красных, зелёных и лиловых в золотую полоску... и плачет, чернила списка растекаются, круглые печати плывут. Галочке некуда пойти, кроме как на обязательное новогоднее собрание собеса или страшного ЖКХ, которые даже не притворяются, для чего нужны — просто ставят в нужной графе Галочкин портрет, совсем на неё не похожий — их галочка разлапистая и страшная, а настоящая — нежно-фиолетовая чайка с рожками, как у Пана, глиняной свистулькой в кармане и чашечкой остывшего чая в лапке... Туда Галочка не пойдёт, ей жутко. Административные галки заклюют, даже новым чайным пакетиком не поделятся.
Галочка полетит гулять в оттепельный снегопад, общий для всех, и станет крапчатой, как зверь-рысь, как будто её обсыпали конфетти из хлопушки, просто так, потому что снег не знает, что такое «для галочки» и «не для галочки». Погрызёт цветных от огоньков сосулек, покатается по ледяным дорожкам... Забудет про дурацкое разграфление мира, пока вдруг среди шумов, шорохов и смеха не услышит знакомую шуточку: «не для галочки погодка-то старается!» и не окажется снова на своём птичьем подоконнике. Но с полной чашкой тёплых чайных снежинок и запиской «для Галочки!» на леденце из жженого где-то высоко-высоко в снежных тучах над городом сахара.

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение