• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мёнинская районная библиотека (список заголовков)
19:27 

голландцы

по осени над Красноадамском появляются летучие голландцы на аккуратных (почти кружевных) накрахмаленных облаках. бросают множество якорей, которые то за яблоню зацепятся, то за конёк крыши, то за памятник какой… спускаются, разбредаются по городу, разговаривая на своём небесно-морском языке – горожане чувствуют, как фразы набегают на фразы, словно волны на песок.
голландцы прилетают обменивать луковицы тюльпанов на обычный огородный лук – голландские тётушки в чепцах всплескивают руками, говорят-говорят-говорят, как трудно выращивать тюльпаны на облаках – и замёрзнуть могут, и нечистики их тайком рвут, и даже ангелы примериваются… красноадамские тётушки кивают и рассказывают, что лук нынче уродился такой кусачий, что хоть вместо собаки его держи, но сла-а-а-адкий – вот почему ангелы небесные ходят покусанные и смущённые.
ещё выменивают голландский тучный сыр и диковинные изразцы на мёд, пеньку и хорошие иголки (те, которыми морские ежи линяют, – никуда не годятся: от вида дырявого носка норовят свернуться в клубок).
день, два побудут голландцы, да и улетят куда-то дальше на своих облаках. если ветер не в духе, обязательно потеряют над городом пару-другую деревянных башмаков, похожих на кораблики – весной их отправят в плавание по реке Молочной, подняв паруса из клетчатых тетрадных листков.

@темы: странноведение, Мёнинская районная библиотека, Красноадамск и окрестности

19:59 

мелочи разные

про Красноадамск.

***
когда в Красноадамск приходит непроглядный и непролазный туман с реки Молочной, все горожане сидят по домам, выставив на окошки зажжённые лампы – чтобы туман хоть окна не бил – лапы у него мягкие, но тяжёлые. кто посмелее – тыкали в туман пальцами через форточки и рассказывали потом разное – то туман оказывался похож на перепутанную овечью шерсть, то на холодную простоквашу, то и вовсе на непропечённый хлеб… только вечно паникующий аптекарь Алвес Исидорович считал туман чем-то вроде застывающего бетона, залившего город по самые трубы… и предсказывал, что когда-нибудь эта напасть застынет окончательно, и окажется весь город Красноадамск экспонатом в далёкой Кунсткамере… да-да, и ярлычок привесят – «город, застывший в тумане». некоторые пугались Кунсткамеры, а сапожник Николай говорил, что аптекарь думает неправильно, потому что с перепугу не в туман пальцем ткнул, а в стенку. сам же туман для Николая был спасением, куда можно сунуть гудящую голову, ощущая за ушами прохладную приятность. если же зачерпнуть туман стаканом и выпить, то внутри образуется облачко, позволяющее висеть под крышей и поплёвывать дымными колечками на сапожную работу.

***
«вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана» – конечно, небылица, но только не для Красноадамска. было дело, заблудилась старуха Ульяна Веласкесовна в тумане и брела наугад, надеясь хоть забор найти, а забор завсегда к людям выведет… но вместо забора из тумана ей навстречу шагнула согнутая жёлтая фигурка с ножом в руке…
– месяц!!! – заголосила Ульяна, – а ну, поди, поди отсюда! чур я не считаюсь!!!
– дурная ты баба! – отвечал месяц, пряча ножик в карман. – это я, я, Лазарь Бедный, верши проверять ходил… у реки туман знаешь какой? дорогу себе прорезать приходилось, мне Николай сапожный ножик дал для того, а поймалось – тьфу, нечисть одна донная да карась без хвоста.
после потомственный садовый сторож Лазарь Бедный гостеприимно откинул край жёлтой полиэтиленовой накидки – и они вместе со старухой Ульяной Веласкесовной отправились искать забор… только похожи были уже не на месяц, а на жёлтую круглую луну.

***
иногда в Красноадамске разрастаются повсюду невидимые грибы – тогда воздух в городе делается сырой и душистый, как в глухом лесу… компот становится грибным, ботинки зарастают не хуже пней, а что самое страшное – шляпы городского начальства, которое к намёкам на пни относится с большой обидой.
единственное спасение от невидимок – невидимая сковородка, невидимое масло и невидимый лучок. если взять всё это да пронести по городу, потрясая сковородкой, булькая маслом и похрустывая лучком, грибы впадают в ужас – скатывают нитки грибницы в неаккуратные клубки и отбывают восвояси – в глухой невидимый лес, где их никто никогда не найдёт, разве что картографы нарисуют на карте беленькое пятнышко, рядом же напишут: «тут невесть что и грибами пахнет».
потому-то невидимая сковородка, бутыль с невидимым маслом и невидимый лучок заперты в шкаф пожарной безопасности как раз напротив главного в городе кабинета… и приставлен к ним непьющий грибник-пожарник дядя Семён. патамуштавот :)

@темы: странноведение, Мёнинская районная библиотека, Красноадамск и окрестности

14:24 

почти идеальный дом

дома на плывущих, куда им вздумается, рыбах – лучшие, считал нечистик Серапион с третьего неба (где колосящиеся колоски щекочут четвёртое, потому оно всё время слегка подрагивает, а иногда и подпрыгивает). вот только… всё в доме тоже становится рыбным: яблочный пирог – пахнет рыбой, в компоте вместо вишни плавают мальки, улитки и икринки, табачок и тот – словно куришь столетнюю чешую прапрапрарыбы, вкусно, прохладно, минеральные колкие пузырьки в носу, но так иногда скучаешь по сухому и горячему дымку.
Серапион думал о всяком, сбыточном и несбыточном, а рыба просто плавала – то в верхних воздушных течениях, то подземными реками…
– рыба, а ты умеешь причаливать? – спросил Серапион, когда они проплывали мимо яблоневого сада. с огромными яблоками – больше серапионовой рыбы раза в три.
– не умею. ты где-нибудь видел причал для рыбы? потому мы, рыбы, и не останавливаемся, пока нас не выловят и не отдадут какому-нибудь котику.
– жаль. тут, понимаешь ли, яблоки – пахнут яблоками…
и рыба с Серапионом вздохнули, каждый о своём.
а проснулся Серапион уже без рыбы… выскочил на крыльцо – кругом заросли листьев, под ногами – гладкая зелёная земля. и дым из трубы яблочный, вкусный.
– вы чего это? – спросил Серапион у яблок. – рыбу мою котикам отдали?!
– нет, нету здесь котиков, тут учёный Ньютон живёт, он нас учил себе на голову притягиваться, а нам падать не хочется, мы переучились наоборот – его к себе притягиваем… и твой домик притянули, он же лёгкий, не то что сэр Исаак…
с соседнего красного яблока Серапиону радостно махал какой-то господин в парике и кричал, что открыл всемирный закон яблочного тяготения – ведь когда яблочные сады путешествуют, как рыбы, среди звёзд, им важно не потерять друг друга и не растерять свои вещички... и своих учёных.
теперь домик Серапиона стоит на яблоке, по соседству с красным яблоком сэра Исаака… они каждый день путешествуют по веткам, приручают огромных яблочных червяков (из которых лет через сто вырастут драконы и пророют себе пещеры), пекут пироги, пахнущие только яблоками и немножко ньютоновой алхимической корицей из пыли и серы… Серапион рассказывает сэру Исааку, как здорово плавать в домике, прячущемся от штормов за спинным плавником рыбы, как там волнуется воздух, а из кружки компота выползают стайки улиток…
они подолгу сидят на краю ветки и мечтают о рыбе, которая однажды приплывёт за ними к яблочному причалу (а они и причалом быть научатся, не сомневайся! – утешал Серапиона сэр Исаак. – это же мои гениальные яблоки!). и яблоки во всём саду краснеют от удовольствия.

@настроение: на таблеточках

@темы: странноведение, картинки, Мёнинская районная библиотека

19:39 

далек и джава...

…или издевательства продолжаются :)

@темы: Мёнинская районная библиотека, Doctor Who, картинки, странноведение

20:58 

Несауалькойотль

открываю атлас, выбираю какой-нибудь город... и пишу, что придёт в голову (в основном, отталкиваясь от имён). имя реально, а вот всё остальное...))

говорят, что у самой границы Мексики с другой Мексикой (за которой лежит третья Мексика) есть безымянный счастливый городок, где живут только кактусы и койоты, едят лепёшки с мёдом, пьют крепкие дождики и воля у них – до самого горизонта. искатели счастья все приграничные городки объездили, но обнаружился он случайно – один кактус по имени дон Хосе Альваро Флорисьенте забыл надеть сомбреро, и проезжий ботаник-любитель его узнал. сразу же в городок прибыл картограф и прибил его к месту специальными именными столбами на окраинах – на каждом значилось большими чёрными буквами: «Несауалькойотль».
– значит, больше никуда? – спросили койоты. – даже вон до того шикарного бычьего черепа?
– никуда! – отрезал картограф. – я вас точно задокументировал, извольте быть на месте – мы сюда железную дорогу проведём, заводик построим, школу, опять же.
наутро картограф проснулся рядом с бычьим черепом, прибитым к земле именным столбиком города Несауалькойотль. а на месте города не было ничего, ни следа в пыли, ни кактусовой колючки… у койотов ведь хорошие пушистые хвосты, ими так удобно заметать следы убегающего со всех лап безымянного счастливого городка.
так он и кочует где-то у самой границы Мексики, следуя за облаками, останавливаясь у шикарных старых костей, принимая путников, которым всё равно, кто им наливает в стакан крепкий дождик.

@настроение: темнота кругом

@темы: странноведение, Мёнинская районная библиотека

18:19 

буквы

с вывески овощного ларька пропала «О», и теперь там обитает что-то среднее между мощами, хвощами и воском – вощи. второе вывесочное слово – «фрукты» – жмётся в уголок и боится, что его вот прямощаз начнут вощить мёртвым, бледным, как канцелярский клей, парафином – до блеска.

бестиарное для Мёнинской Районной: вощи появляются из пропавших свечных огарков, разрастаются от убывающего лунного света или подвальных лампочек. они похожи на живые ручейки воска и могут принимать вид того, что рядом с ними (например… молотка, кактуса, редиски или пустой бутылки). вощи живут на воле долго и вполне счастливо – где-нибудь в глубинах малинника, куда даже осы не могут попасть, так всё оплетено паутинками, перепутано и глухо… они танцуют на грядках, оставляя восковые круги; прикидываются огромными морковками или репками и попадают в сны огородников (те в ужасе вскакивают, а на лбу у них – капельки воска); строят из листьев лодки и уплывают по ручьям на другой край садового товарищества…
иногда кто-нибудь из вощей перерастает малинник и дотягивается до самого неба – как бобовый стебелёк. он может стоять так сто лет, обрастать толстой годовой корой, пока не сломается под солнечным ветром… или ему на макушку усядется комета и качается, как сорока на берёзе, а вощ хихикает и тает. в конце концов удивлённая комета плюхается в малинник, устраивает переполох на всё товарищество и улетает, оставив на ветке пару пыльно-газовых перьев из хвоста. над малинником тем временем накрапывает восковой дождик.

пространственные далеки взяли отпуск и не рисуются... да ещё окна менять в ближайшие дни. ых, печалько далекам и англиту.

@настроение: обречённое

@темы: шорох абзаца, Мёнинская районная библиотека, О..., странноведение

15:47 

про ветер

иногда здесь дует тяжёлый шуршащий ветер, такой песочно-земляной, что он и сам не знает, ветер он или подземное течение.
под землёй этот ветер продувает насквозь геологические пласты, залежи и толщи, которые ёжатся, сминаются – продрогшие гномы прикладывают к стенам пещер одеяла, дышат на камни теплом… а ветер дует и дует, несёт окаменевшие листья папоротников, перелётных трилобитов, пушинки асбеста. кроты смотрят из нор и говорят друг другу: «нет, старина, сегодня никуда не зарываемся – сдует!» сворачиваются в клубки и спят кротовые сны о безветренной жаркой погоде, когда каждый крот – божество его собственной земляной горки.

@темы: странноведение, Мёнинская районная библиотека

33-я высота.

главная