Записи с темой: мёнинская районная библиотека (список заголовков)
15:26 

сказки с ЗФБ

19:35 

Про Мёрзнущий Дом

На окраине Каас-сити есть особенный дом, завёрнутый в моховое одеяло от порога до последней антенны на крыше. Это Мёрзнущий Дом. Его построили из теплолюбивого камня с Риши — белого, с крохотными ракушками в глубине, любящего солнце и резкие горячие тени. Зачем и почему, никто теперь не скажет. Камень, оказавшись на холодной дождливой планете, начал мёрзнуть и дрожать так, что стёкла в окнах тряслись и со стен падали портреты предков. Лестницы чуть что сворачивались клубком. Дом ещё и дверями щёлкал, как зубами, тяжело вздыхал вентиляцией, жаловался на сырость и морщил стены. Совсем бы пропал, замёрз и рассыпался, если бы не мох.
Кому действительно хорошо на окраинах Каас-сити, так это мхам: но не тем, что растут на металле в центре и отличаются стальным характером, и не лесным мхам-отшельникам, свисающим с веток во сне... Иногда такой отшельник падает и долго не может понять, откуда. И почему. И надо ли что-то менять, ведь на голове какого-нибудь инспектора лесного хозяйства ничуть не хуже, чем на дубовой ветке... На окраинах жили мхи, любящие домашний камень, истории без морали, бормотание новостей и все пятьдесят с половиной серий «Незаметных подвигов Покойного Тулак Хорда». Они поняли, что замёрзший дом долго не протянет, и целую неделю сползались к крыльцу с насиженных мест — оранжевый лохматый мох перебрался с навеса магазинчика, полосатый тёмно-зелёный — с водосточной трубы, серый мох просто молча переполз с соседней крыши по такому же серому проводу (и по дороге услышал десяток военных тайн). Даже золотой мох-высотник сполз с головы императорской статуи. Покинутый Император остался стоять под дождём лысый и удивлённый, потеряв хвост своей длинной мысли. Последние двадцать лет он думал над важным вопросом — как этот проклятый дождь смеет на него литься?
Дом дрожал. Он совсем замёрз, промок и боялся разноцветных живых лоскутков, среди ночи ползущих к его стенам.
— Тише. — успокаивали мхи. — Мы тебя приоденем по погоде. Только не рассыпайся, ладно? Хочешь быть зелёно-оранжево-серо-буро-алым с золотом? Будешь.
Наутро Мёрзнущий Дом был укутан в мох до самой крыши, он перестал трястись, кривить окна, даже выводки расплодившихся под коврами мурашек пропали. Наконец-то он по-настоящему согрелся.
Теперь мхи с окраин Каас-сити знают, как отличить пиратский звездолёт от мирного, как плавать под парусом и коптить тонкие кусочки рыбы, цветом похожие на закатное небо, а вкусом...
— На солнце после дождика в четверг! — мечтательно вздыхал золотой мох-высотник, понимающий в жизни.

@темы: SWTOR, Мёнинская районная библиотека, странноведение

12:32 

про города

Есть город, в который можно попасть только через ворота, и покинуть его — тоже. Таким уж этот город построили. Для птиц в воротах проделаны круглые птичьи дверцы, для котов — кошачьи, и ворота похожи на ломоть дырявого сыра. Даже для погоды есть своя собственная дверь. Бывает, что снегопад встречается в дверях с песчаной бурей, тогда дворники очень радуются — только что выпавший на улицы снег уже присыпан песочком.
Весна и зима, день и ночь — все встречаются у ворот города. Если стражники теряют ключ, то сидеть горожанам в зиме несколько лишних дней... Зима нервничает, ей надо бежать в другие места, графики срываются, встречи не получаются, весна бродит под дверями и уже оборвала привратный колокольчик... Ещё немножко — и обидится, уйдёт гулять по загородным садам, ищи её потом в тумане...
Стражником у городских ворот быть сложно — то чума прикинется овечкой и хочет незаметно попасть на ярмарку, то ветрянка обернётся рысью в зелёную крапинку и говорит, что она знаменитая Учёная Рысь, отстала от цирка... Открываешь ворота дню, ночи, пекарю, пастуху, императору, стайке случайностей... А кто они на самом деле — загадка, часто с очень грустной отгадкой.

Есть город, где всякий человек живет в окружении своих теней: самая первая тень, упавшая на пол при рождении, тень постарше, тень первого шага, последнего вздоха... Совсем старая выжившая из ума тень, перешедшая в наследство от прапрадедушки. Главная фамильная Тень Первопредка Как Он Есть живёт в кувшине, стоящем на почётном месте, на белой салфетке с вышитыми петушками. Вся семья спрашивает у кувшина совета, мелкие тени его любят, собираются в надёжной тёплой кувшинной тени, чтобы послушать сказки — как тень кувшина за водой ходила, как тень птицы за три моря летала, как тень прадедушки мастерила колечко для тени прабабушки из драгоценной ясеневой тени...
Жителей города бывает не видно из-за клубка их теней: ходят по улицам облака, растрёпанные капустные шарики, высокие рощи, маленькие малинники...

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

18:21 

про мудрый свисток

Что будет, если в свистке вместо горошины окажется лесной орех...

«Превыше всего остального сиды чтили плуг, солнце и лесной орех...»
Кельтские мифы, М., 2014, С. 309

Жил-был один великан, которого сама добрая Бригит научила мастерить свистульки из глины, из стручков акации и полых стебельков тростника. Его свистульки — рыжие кони, чёрные от смоляной краски быки, морские птицы и драконы — пели на разные голоса, перебирали лапами, махали крыльями и катали на себе ребятишек, ведь каждая свистулька была величиной с настоящего коня или дракона. А свистки из тростника нередко уносил к себе ветер, хотел построить из них свистящий и гудящий дом на краю света.
Однажды великан сидел у тёмного быстрого ручья и наблюдал, как в воду падают лесные орехи, и лососи поднимаются со дна, чтобы их проглотить. Он бросил в воду длинный стебель тростника, похожий на голодную рыбу с открытым ртом, и тростинка проглотила орех.
— Хороший выйдет свисток! — сказал великан.— Блестящий, как лосось, громкий, как ручей, и сладкий, как орех.
Так и получилось: тростинка переливчато пела (иногда так распевают рыбы после кружечки эля, зная, что их никто, кроме камней да воды, не услышит), была сладка на губах и мудра ореховой мудростью — в свисте можно было услышать советы, как подковать мышастого коня, не превратив его в мышь, поймать луну на удочку, найти дорогу в болотном тумане и замесить тесто для железных пирогов, которые куются на наковальне и горят ярче солнца.
«Мыслящим тростником» называли сиды тот свисток, и сама Бригит приходила послушать его, а великан усмехался в усы, греясь на солнцепёке под яблоней с человеком по имени Блез, который пришёл за мудростью тростинки издалека, но обнаружил, что и сам всегда знал, как подковать мышастого коня, не превратив его в мышь, поужинать железным пирогом и выбрать жену из семи одинаково прекрасных сестёр...

@темы: странноведение, Мёнинская районная библиотека

14:31 

разное и вывоз снега

утром попытался попасть к рентгенологу в нашей поликлинике (вчера навернулся локтем на гранит и лёд, ничего не сломалось, но ушиб адовый), агащаз стопицот раз. рентген работает именно с сегодняшнего дня во вторую смену, когда мне нужно быть на работе. зато флюорографический кабинет (обычно он глючит) жив, цел, орёл, но флюорография локтя никому не нужна. забил на это дело вообще. больно, но двигаться можно, рука в принципе гнётся, пальцы веером — нормально. зато рано утром по городу ездят громадные оранжевые грузовики с табличками «вывоз снега»... действительно, у каждого полный кузов снега.

Сперва прочитал табличку как «вызов снега». Это же круто — вызывать снег при помощи оранжевых грузовиков. Как оно может быть? По принципу «снег к снегу»: медленно едет полный снега грузовик, в кузове на сугробе сидит шаман в оранжевом жилете и с бубном, бьёт в него варежкой и поёт на разные лады: «снег к сне-е-е-е-егу, сне-е-е-е-ег к сне-е-е-е-егу». Рано или поздно над грузовиком появляются первые снежинки...

Или грузовик приманивает снеговые тучи пустым оранжевым кузовом — как снегу удержаться, он гонится за грузовиком, чтобы туда нападать. А водитель петляет просёлочными дорогами и звонит по мобильному тем, кто заказал вызов снега — «Через пять минут будем на месте! Через три минуты... Через две!». И снег рушится на оранжевый грузовик, на ждущее снегопада поле, на человечков в мохнатых быстро белеющих ушанках...

Самое скучное — вызывать снег по телефону, долго обсуждая с кем-то из администрации тучи вид снега, количество, степень белизны... «Крупы нет, не просите, наморозим к пятнице, не раньше!», «Пушистый и белый? А не многовато ли для промышленного города?», «Позёмку мы не производим, это вам нужно в Управление ветров», «Вам горку строить? Или крепость? Или снеговиков лепить? Да-да-да, разные виды снега — поделочный и строительный. И тот, и другой сразу? Тогда бонусом будет кратковременный январский дождь. Навязанная услуга? Обращайтесь в другую тучу!»

@темы: Мёнинская районная библиотека, О..., странноведение

16:48 

рабочее

Читал совсем сырую версию абонементов, местами было смешно.

Каким-то непостижимым образом фамилия «Флорес» превратилась в «Флаерс». Нет, у нас всякое бывает, одну корейскую певицу как-то упомянули три раза — и каждый раз имя с фамилией отличались.
Бедный композитор Флорес по ночам превращался в грабителя Флаерса, а утром недоумевал, откуда у него новые часы. Однажды он ограбил своего же кассира, забрал лучшие билетики и громче всех возмущался, что Флорес не пришёл. Даже стрелял в воздух из револьвера, за что был выведен из культурного зала и доставлен в салун.

Тыц-тыц-тыц, имена-имена, солисты, участники — и вдруг в конце списка — Приглашённый Тенор (да, с заглавных).
Выглядит как роль в пиесе... Купец Василий Епифанович, купчиха Доротея Михайловна, писарь Семён, приказчики, актёры, герой, героини в количестве, толстая сваха, гробовщик, аптекарь Фридрих — и Приглашённый Тенор, маленькая роль без слов и даже без пения, пригласить-то пригласили, а спеть он никак не решался на фоне окружающих страстей, так и мыкался по углам с чашкой чая.

Или Приглашённый Тенор — полуглавная роль в пиесе итальянской, там он только и делает, что поёт, забывая о свидании под балконом, о дуэли в саду и о том, что он потерянный во младенчестве наследник местного герцога. Приходится главному герою его подменять, стараться изо всех сил, успевать везде, становиться наследником...


Фамилию автора (Гаврилин) и его произведение («Альбомчик») объединили в монстра «Гаврилин АЛЬБОМЧИК».
Служил скрапбукером Гаврила, винтаж Гаврила уважал... Хороший был бы тэг для филармони — «гаврилин альбомчик».

Ну и напоследок филармонь отожгла, допустив в святая святых, абонементную книжицу, вариант названия песни: «Лучше нету того свету». Даже исправлять не хотелось. Тулак Хорд очень одобряет.

@темы: странноведение, О..., Мёнинская районная библиотека

15:05 

край-драконы

OpenOffice не знал слова «крайт-дракон» и предложил замену: «край-дракон». Хорошо, пусть «край-драконы» будут тоже, разные и удивительные.

Край-дракон — очень большой и ленивый драконище, веками валяющийся на мягких ёлочках, поросший мягкими ёлочками, застроенный городами, посёлками городского типа, мостами, с проложенными дорогами... У этого дракона даже есть свой «губернатор края», то и дело посылающий отчёты в какой-то Центр и катающийся туда самолично. Хотя, конечно, край-дракона приняли в неведомую страну на птичьих драконьих правах — вот проснётся и улетит в небеса вместе с мягкими ёлочками, городами и дорогами...

Край-дракон — не очень крупный дракончик, который приходит вместо белого пушного зверя там, где такой зверь не водится. Если положение дел можно описать словами «всё, край», появляется край-дракон — бродит вокруг, царапает стенку когтем, наступает на шарфы и ботинки. Горестно вздыхает с синим пламенем из ноздрей. Помочь он не может, только мешается. Но когда дела начинают налаживаться, край-дракон исчезает так радостно, с такими фанфарами и фейерверками, что это запоминают надолго. А у него просто в норе лежит недоеденная зефирка...

Край-дракон — дракон, любящий лежать на краю крыши, на краю обрыва, на краю земли... на любом краю. Он же помогает тем, кто ловит кого-то вечером во ржи. Край-драконы очень различаются длиной и вообще обликом, ведь две большие разницы — край столика в кафе и край света...

Край-дракон — всегда и во всём крайний дракон. Когда в королевстве хотят найти крайнего, называют его (даже если дело касается неуплаты налогов, жука в бисквите или плохого настроения принцесски).
К край-дракону постоянно очередь из посланных набить ему морду за всё рыцарей. Только бьются они в основном на пальцах или вообще в шашки играют, с перерывом на обед, полдник и ранний ужин. Довольный сытый край-дракон смахивает хвостом последнюю шашку с доски, показывает язык в спину уходящему и кричит: «Следующий! Рыцари с леденцами — без очереди!»

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

14:48 

про облака и пуговицы

Августовские облака — запасливые, как белки... Набивают свои лохматые карманы ранетками, речными ракушками, паутинками, рябиной, городским салютом, монетками и пуговицами. Прячут найденное по всем щелям, на чердаках, в водосточных трубах и в заводских тоже, особенно если завод давно стоит без работы. Одно облако полюбило кирпичную заводскую трубу и постоянно висело над ней, спрятавшись от ветра. Начальство только глаза протирало, не понимало — дымит у них труба или нет... По документам — нет, а на деле что-то такое дымообразное над ней колышется. Потом всё прекратилось — облако стало октябрьским, поменяло характер и впало в спячку на заднем дворе столовой, у тёплой от печей стены.
К осени заводская труба по документам должна была дымить, но не дымила — что-то мешало дыму выбраться на волю. Вызванные трубочисты обнаружили: в трубе полно пуговиц, даже точнее — труба ими полна! Только что сверху не сыпались разные цветные, с дырочками и петельками... Августовское облако спрятало здесь свои сокровища, чтобы к октябрю забыть о них, как белка забывает сухарик, случайно полученный и засунутый между ветками тополя.

Другое облако прятало конфеты в каминной трубе, и зимой они превратились в шоколадно-карамельную реку, залившую огонь и съеденную всего за полчаса хозяйскими детьми.

Ещё одно облако так и плавало в многослойных рябиновых бусах, и люди щёлкали на него телефонами в иллюминаторы самолётов.

@настроение: нашёл черновик

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

16:05 

«не для Галочки»

Когда говорят: «не для галочки!», «мы это делаем не для галочки!», где-то плачет нечистик Галочка, похожая на маленькую чернильную птичку. Всё хорошее делается почему-то не для неё, проходит мимо, Галочку туда не пускают — не для тебя это, а для... всех остальных, кто не ты.
Галочка сидит на подоконниках всяких учреждений, очень любящих уточнять, что и для кого они делают, со списком праздников, мероприятий, чаепитий, ёлок, блинных дней, былинных дней, дней красных, зелёных и лиловых в золотую полоску... и плачет, чернила списка растекаются, круглые печати плывут. Галочке некуда пойти, кроме как на обязательное новогоднее собрание собеса или страшного ЖКХ, которые даже не притворяются, для чего нужны — просто ставят в нужной графе Галочкин портрет, совсем на неё не похожий — их галочка разлапистая и страшная, а настоящая — нежно-фиолетовая чайка с рожками, как у Пана, глиняной свистулькой в кармане и чашечкой остывшего чая в лапке... Туда Галочка не пойдёт, ей жутко. Административные галки заклюют, даже новым чайным пакетиком не поделятся.
Галочка полетит гулять в оттепельный снегопад, общий для всех, и станет крапчатой, как зверь-рысь, как будто её обсыпали конфетти из хлопушки, просто так, потому что снег не знает, что такое «для галочки» и «не для галочки». Погрызёт цветных от огоньков сосулек, покатается по ледяным дорожкам... Забудет про дурацкое разграфление мира, пока вдруг среди шумов, шорохов и смеха не услышит знакомую шуточку: «не для галочки погодка-то старается!» и не окажется снова на своём птичьем подоконнике. Но с полной чашкой тёплых чайных снежинок и запиской «для Галочки!» на леденце из жженого где-то высоко-высоко в снежных тучах над городом сахара.

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

16:04 

песчаные бури. обрывочное.

во время песчаных бурь небо и пески думают: «а чего это мы залежались?» и перемешиваются в компот, где хорошо только кротам да разным мечтательным личинкам. Кроты плавают-летают в буре, загребая воздушную землю когтями, как чёрные мохнатые бабочки — ни ночи, ни дня для них нет, только песок, земля, камешки и капельки ошалевшей воды из незакрытых вовремя цистерн. Где буря уронит крота в песок, там он и начинает новую жизнь и нору. До следующей бури. Одного крота случайно занесло на крышу разведки, и там началась настоящая паника — крот в ведомстве! Крот на крыше! Крот всё вызнал, печаль-беда!

Из-за песчаных бурь появляются летающие острова — пескам очень хочется добраться до неба и улечься там блаженно вытянувшимися островками, совсем близко к солнцам... Иногда встречающиеся в древних трактатах «Острова Блаженных» — эти самые летучие островки с несколькими колючими кустами да случайной бантой. И блаженствует там один только песок: кустам не хватает общества жуков, а банта боится высоты. На таком островке хорошо присесть перекусить, посадить для интереса тыквенное семечко — и лететь дальше, иначе одолеет сонная блаженная скука.

Моряки иной раз держат маленькие бури в стаканах воды (не дать им вырасти в огромный злой шторм — особое искусство), а джавы, ко всякому стакану относящиеся трепетно, держат свои маленькие песчаные бури в коробках — от печенья, ботинок или подержанного шуруповёрта. Почти каждый джава в детстве ловил крохотную бурю старой коробкой и ночами слушал, как она гудит и шуршит о картонные стенки. часто бури убегали через коробочные щели, тогда хозяин потеряшки бродил по пескам и звал её по имени... одну бурю, кстати, так и звали — Шуруповёрт — потому что она могла вертеть и подбрасывать сразу три тяжёлых шурупа! Это была самая сильная маленькая буря во всём Дюнном Море.

А в сказке хитрый джава обвалял бурю в смоле с бантьей шерстью и поменялся с фермером — чудесная легконогая банта на целый кувшин воды и три полупустых стакана, смешная цена. Правда, банта оказалась слишком легконогой и унесла фермера на небо, где он и бродит до сих пор, пасёт звёзды и каждую ночь высматривает хитрого джаву. У ночных путников фермер просит лестницу до неба, у него же тыквы без присмотра, хозяйство в запустении...

@темы: SW, Мёнинская районная библиотека, банта, джавы, странноведение

18:03 

про Исландию. имена мест.

Стеклянная река
Стеклянная река убежала от альвов-стеклодувов и выбралась на солнце — зелёно-золотая, как стрекозиное крыло. Научилась расти, побежала к морю (она мечтала, что море — всеобщий дедушка из дымчатого тёмного стекла). По Стеклянной реке редко плавали — уж очень она медленная и тягучая, не отпускает весла, осыпая всех застывающими на воздухе каплями. Зато девушки собирали здесь свои лучшие бусы, ни одна бусинка в них не походила на другую. Дети строили на берегах прозрачные деревеньки с веточками-деревьями и белыми камнями-овцами. Рыба в реке ловилась исключительно на стекляшки, звенела и разбивалась о стенки ведра. На самом дне жили разные стеклянные создания с пузырьками воздуха и на тонких ножках, от которых над рекой стоял постоянный еле различимый топоток. Зимой реку покрывали морозные узоры, какие обычно живут на окнах. И река ещё больше становилась похожа на дракона — медленно ползущего, переливающегося узорными боками.
Не принято было кидать в эту реку камни — зачем такую красоту рушить, ведь вместо кругов по водной поверхности разбегались болезненные трещины, зигзаги, молнии...
Когда Стеклянная река впадала в море, она рассыпалась на миллион золотисто-зелёных живых капелек-путешественниц и отправлялась во все стороны света сразу. Какие-то стеклянные капельки становились потом зелёно-золотыми жемчужинами (если забирались поспать в ракушку) и, проснувшись, долго себя не узнавали: какие бока! О___о что за бархат вокруг? пора на волю!

@настроение: усталость

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

14:44 

про Исландию. имена мест.

Названия из тех же примечаний к книге Дж. Л. Байока «Исландия эпохи викингов».

Завтрачный мыс
Почему-то читаю его как «Завтрашний». Мыс, до которого можно доплыть только завтра (это как с вареньем в Алиске). Плывёшь, видишь его очертания, даже костерок на берегу — но всё это только завтра, а когда наступает завтра, мыс отодвигается в следующее завтра. Проскочить туда можно — в минуту пустоты между сегодня и завтра... Увидишь песок пополам с хвоей, угольки костра, домик за скалой, белую козу, лодку... Сети сушатся, ветер еле шевелится, как ленивый кот. Он обернулся вокруг трубы домика, греется, чтобы лететь дальше уже тёплым. На столе в домике — завтрак (рыба, хлеб, мёд, молоко, тишина в кувшине). Путешественники завтракают, лохматый сквозняк вылизывает тарелки... Пора им дальше, к другим мысам, приморским рекам, прибрежным хуторам...

хутор Амбар
Хутор Амбар знаменит своим амбаром, в который помещается вообще ВСЁ, что соберут, найдут, притащат обитатели. И там же есть уголок для двух поросят, место для сена, гнёздышки, норы, травяные пещеры... Говорят, что раньше посреди земли стоял один хутор Амбар, и всё сущее было там, внутри — и солнце с луной и звёздами, и люди со всеми зверями, и чудовища, и болота, и скалы, и крабы, и драконы... Это потом все потихоньку расползлись по земле, расселились... Но всё равно в глубине Амбара полно тех, кто ещё дремлет, кого не видывали земля и небеса, но когда-нибудь увидят.

хутор Ураган (Grindill)
Хутор Ураган никогда не стоит на месте — разбойничий хутор, говорят про него добропорядочные люди, налетит среди дня, топоча сваями, топорща крыши из жёлтого камыша, пронесётся ураганом — и уволочёт поросёнка или ягнёнка, а то и голосящую от ужаса козу, сдуру запрыгнувшую на ураганскую крышу. Иногда хутор отдыхает — забравшись на высокую скалу, где хвастается морским ураганам своей лихостью и разбойностью — ты, вроде, лодку утащил? А я — лодочного мастера со всеми инструментами и дочкой-красавицей. И построит нам мастер целый Ураганный Флот. Хутор хвастается, распушает белые куриные перья на крышах, а лодочный мастер с дочкой уже летят прочь, оседлав ту самую дурацкую козу, у которой почему-то ног в два раза больше, чем у обычной и хвост длинный, и вместо рогов — настороженные уши, из которых то ворон вылетит, то белка выпрыгнет. Пока лодочный мастер с дочкой спорят, куда коза подевалась, не заметят, как окажутся у своих дверей. А козы длиннохвостой и след простыл — вот он, в снегу, не трогай, ледяной — все восемь копыт, не пей из них, козлёночком обернёшься. Наутро все следы свои затопчут, только сказка и останется. И хутор Ураган на скале над морем маячит — вот скажите, чего он туда забрался?

Хромая река
Хромая река ещё малым ручейком подвернула ногу — тролли завалили русло камнями, она прыгнула, да неудачно. С тех пор хромает каждой волной, всем течением. Плывёшь по Хромой реке на лодке, а её кренит и кренит на больную ногу. Потому люди стараются реку не нагружать и дарят ей маленькие искусно вырезанные тросточки. Река в благодарность выносит на берег лёгкую бересту, обрывает клюкву у болота и складывает алой башенкой на песке. Даже рыбы знают про хромую ногу реки и часто прикладываются к ней холодными спинками, унимают боль.

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение, О...

15:30 

про треску и ветер

читал примечания к книге об Исландии, там встретилась треска, да не простая, а «сушеная на ветру», был такой способ...

видится (и слышится) трещащая на ветру рыба, как будто вырезанная из пергаменных страничек с большими аккуратно обведёнными буквами (письмо на рыбе из «Снежной королевы!»).
Но бывало, что ветер — особенно сильный, которому нужно много еды — уносил прочь тресковый дух, и рыба переставала пахнуть рыбой (у такого ветра и роза не будет пахнуть розой). Ветер можно заклясть, тогда он вернёт утащенное (если не потерял). А если потерял — нахватает по дороге всего, до чего дотянется, и привяжет к треске невидимыми нитками аромат мыльной пены, гераневый дух или запах дёгтя с леденцами.
вообще трескучий тресковый запах... связан для меня с осенними листьями и льдом на тоненьких, как блины, лужах — ходишь, и каждый ломкий шаг трещит и шуршит.

@темы: Мёнинская районная библиотека, О..., странноведение

17:16 

мышь, луна, сыр

в одном мире луна была сразу и мышью, и сыром. полная луна была сыром — жёлтым, круглым, с вкусными дырочками и пластмассовой циферкой «7», похожей на маленькую синюю кочергу. сыр худел от страха, потому что рядом всегда незримо присутствовала мышь — он сам... и чем больше худел сыр, тем сильнее становился похож на мышку — свернувшуюся полумесяцем, с клюкой и в дырявой жёлтой шали с гаражной распродажи... мышь очень хотела сыра... она знала, что сыр где-то рядом — практически в ней самой... и сыр потихоньку рос, не в силах противиться мышиным мыслям... мышь превращалась в сыр, сыр превращался в мышь, и так всё время. Люди жалели свою луну — когда она была мышью, делали флюгеры в виде сыра, а когда была сыром — усаживали на крышах фигурки железных котов-стражей.

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

14:54 

экзистенция двухрублёвой монетки

к живому люди часто относятся как к неживому, а к неживому — как к живому... вообще, мне кажется, что живое вокруг всё. Это к смешному разговору в автобусе между кондуктором и пассажиром, уронившим двухрублёвую монетку. Кондуктор укорила — почему денежку не поднимаете, вот бросили так, а потом денег не будет, копеечки считать начнёте. Пассажир хихикал и игнорировал. К кондуктору присоединился весь автобус — грешно, дескать, два рубля бросать так... А кондуктор добавила с непередаваемым выражением: «вот лежит она сейчас и жлоба давит» (это о монетке).
Действительно, лежит монетка и осознаёт тлен и безысходность своего бытия — уронили и не ищут, обратно в тёплый карман не зовут, ненужная она, нелюбимая... И растёт в монетке злость на весь род человеческий, а особенно на своего, который в автобусе бросил, у всех на глазах! Представлял это и хихикал. А потом монетка выберется из автобуса, наточит край о ржавую батарею и будет назло всему белому свету резать карманы и выпадать наружу, уводя с собой в вольную жизнь целые стайки других монеток. Или научится превращаться в пять рублей, чтобы смущать людей у кассы внезапным обратным превращением в два. Монетки — они такие... чувства в них бурливые и непостижимые.

@настроение: нет

@темы: странноведение, Темза, сэр!, О..., Мёнинская районная библиотека

16:19 

красота какая)

Вот что можно выудить в англитной словарной статье «atom»:

«a little atom of a bird» — маленькая пичужка.

Атом птички, такую только физики с аппаратурой засекут и разгадают загадку века — кто это невидимый поёт под окнами лаборатории и съедает высыпанные на подоконник крошки.
А это атом снегиря. Если найдёт хорошую яблоню с ранетками и другими атомами снегирей — разъестся до крупной, заметной невооружённым глазом, молекулы снегиря... и ка-а-ак полетит свистеть у форточек!
атом снегиря

@темы: странноведение, мемориз, картинки, О..., Мёнинская районная библиотека

16:07 

картинко

13:33 

зимнее солнцестояние

В маленьких зимних городках не различить — утро сейчас или вечер: вокруг темнота, только в конце улицы горит тусклая лампочка на столбе. Ей холодно, и свет вокруг замёрз золотой льдинкой. Жители завесили окна одеялами, пледами, покрывалами, чтобы удержать тепло, и пьют чай из огромных горячих кружек, в окна давно никто не смотрит, и они заросли снежным мхом.
По сугробам улочки, у домов, где одно окно клетчатое, а на другом поют вышитые райские птицы, идёт Мороз — медленно, ему мешают большие неуклюжие валенки и сугробы, он везёт за обледеневшую верёвку саночки с Зимой — закутанной в бабушкин платок по самые глаза.
— Быстрее кати! — капризничает Зима.— Ползёшь, как старушка.
— Не выходит, дорожки сто лет не чистили! — бурчит Мороз и с треском топает валенком, приминая снег.
— Мы сейчас где?
— Где-то на Затонской, 17. Там впереди фонарь, а потом забор и буквы УПТК КПД.
— Тогда поворачивай! Это Край Мира, нам туда пока не надо.
Под платком у Зимы кто-то заворочался — и показался край заспанного солнца.
— Время? — заволновалась Зима. — Или ты так просто?
— Время. Постояли — молодцы. Повора-а-ачивайте. На весну. — зевнуло солнце, пошебуршилось в платке и по-кошачьи перевернулось на другой бок. Все кошки во всех домах всего зимнего мира тоже зевнули и перевернулись.
Мороз вздохнул и по своим же следам потащил саночки обратно — мимо клетчатых, пурпурно-яблочных, полосатых тёмных окон.
— Каждое зимнее солнцестояние так. — жаловался он себе под нос, шоркая валенками. — Вози их на край мира, стой с ними... Избаловались совсем, раньше никакого солнца с весной вообще не было, были только я и шаги мои, как кимвалы звучащие...
Маленький зимний городок ничего не заметил, лишь лампочка в конце улицы покачнулась и уронила в сугроб оттаявшую капельку света.

у гуглов снова смешные камни, похожие на сов :)
winter solstice 2016 northern hemisphere 4788310

@темы: О..., Мёнинская районная библиотека, странноведение

16:13 

бестиарное. хвойная птица.

Где-то далеко-далеко живёт хвойная птица — с ног до головы покрытая мягкой, как у пихты, длинной хвоей. Некоторые учёные считают, что это заблудившаяся в тайге и сильно обросшая птица киви. Хвойная птица питается жуками-ёлкоедами, сползающимися на запах смолы. Больше всего на свете хвойные птицы любят наряжаться — чем угодно, лишь бы поярче и поблестящее, и чтобы обязательно на голове — звёздочка. Грибники видели птиц, наряженных в крышечки от бутылок, в ягодные бусы, в фантики и золотинки от конфет, а у самой старой и уважаемой хвойной птицы леса на голове прицеплена октябрятская звёздочка с каким-то маленьким улыбающимся человечком.
В конце декабря нарядные хвойные птицы собирают вокруг себя зверей, мелких дедков-морозцев, потеряшек-снегурок, лесных снеговиков и устраивают свой таинственный новый год с правильными часами, живущими, как сова, в дупле и раз в год отделяющими единственной стрелкой старое время от нового — чтобы старое время не бурчало, не ворчало, что всё при нём было не так... а отправлялось с полными карманами подарков дальше, туда, где огромный змей кусает свой хвост и никак не может отгадать, что ему напоминает вкус... лакрицу? имбирь? Или хвою? Ушедшее время кормит змея сахарком и помогает отгадывать: вчерашний снег? новую вису? кардамон?

@темы: странноведение, О..., Мёнинская районная библиотека

16:38 

вокруг

снова читал по дороге на работу схему маршрутов и нашёл остановку «Автоколонна 1251».
просто готовая страшная сказочка для Мёнинской районной — очень опасное это место, редкий автобус отважится доехать до конечной, потому что любой машине там оказаться — всё равно что тёмный омут, особенно зимой или беспросветной осенью, когда из сумерек вдруг выплывут огоньки тусклых фар Автоколонны 1251... Главное, не смотреть, не искать свободное место между старыми и новыми, заляпанными и блестящими автомобилями, автобусами, грузовичками... Иначе затянет в Автоколонну и весь век будешь стоять, сигналить неведомо кому и моргать фарами, не двигаясь ни на сантиметр — никуда... А безмашинному прохожему человеку там как? Да никак... Страшновато, но обыкновенно... Видит колонну на дороге, только что приблизиться не может, даже если побежит изо всех сил сквозь сухую полынь и высокую, дремучую лебеду. С тем и уйдёт, плюнув: нехорошее место, и чего они там стоят, гудят и никуда не уедут? Дорога-то в обе стороны вокруг них пустая...
говорят, один поздний автобус не уберёгся, со всеми пассажирами попал в Автоколонну, так его тремя военными вертолётами вытаскивали — люди потом рассказывали, что будто в старое кино попали: солнышко сквозь пыльные стёкла, почему-то лето, поля кругом, а чай в бидоне и бутерброды с кружочками колбасы и долькой перца разносит молчаливый пионер Сева, и кажется, что едут они прямо в светлое будущее, вот только почему-то сейчас на минутку колонна остановилась, но ведь только на минутку, кто-то карту потерял...


на работе появилась афиша с зазывалочкой: «хиты зарубежной советской эстрады». «и», как водится, упала. всему отделу было много лулзов.

зубы продолжают удивлять, обнаружился ещё один волк в овечьей шкуре, на который даже времени действия анестезии не хватило. мы с доктором решили — будет долечивать так, без дополнительной, вис из Спарта! ничего, терпимо. теперь зуб — овечка без нерва с пломбой и личной рентген-фотографией в деле. зубы наглеют и требуют себе личную инстаграмку с рентгеновскими фоточками. зубозакаточную машинку им. вообще единственное место, где можно уколоться и забыться, — это зубоврачебное кресло. никогда бы не подумал, что дойду до жизни такой и такого странного убежища, раньше меня от зубного кабинета плющило и таращило.

@темы: О..., Мёнинская районная библиотека, странноведение

33-я высота.

главная