Записи с темой: мёнинская районная библиотека (список заголовков)
18:29 

держаться корней

Это... кто-то вроде дракона Нидхёгга, сидит под яблоней, грызёт кисленький корень, дремлет. Осенью просыпается от стука падающих на землю яблок и закапывается поглубже в тепло - на зиму.
Когда дракон выбирается ночами погулять, его принимают за ёжика: топает, пыхтит, шуршит в кустах. Ставят блюдце с молоком, но Нидхёжжик его обиженно опрокидывает - ему полагается блюдо хорошего мяса и большущая кружка пива на меду с травками. И личный сказитель - чтобы сидел рядом на камне, бил по струнам, складывая из звуков гулкую пещеру, капающее с потолка время, резкий жгучий вкус древесного сока, беличий разговор... Всё сразу, даже пиликанье телефона и ежевечерний гудок электрички у станции "Сады-8".

@темы: Мёнинская районная библиотека, картинки, странноведение

16:54 

Ещё нечистики. Будьздрав.

Одни нечистики обитают в глубинах учреждений - за плинтусами, внутри ламп дневного света или на дне казённых чашек, которые моют исключительно по жребию; другие - покрупнее или поотчаяннее - селятся в кабинетах за портретами и шепотом ругаются с изображёнными. Из-за этого кабинетным работникам нередко кажется, что портрет разговаривает с ними на разные голоса и советует противоречивое: от "подпиши да нумер проставь незамедлительно" до "порви, дыроколом отдыроколь и в окно выброси".
За портретом живёт, например, важный крахмальный нечистик Минздрав. А его братья Горздрав и Облздрав - в шкафу с истыканной булавками картой города и в огромной кадке с комнатным лимонным деревом.
Облздрав хвастается, что именно про него придумали в дремучие годы присказку "обло, озорно", поэтому он старший и должен жить за портретом, а вовсе не выскочка-Минздрав. Но за портретом тесно и пауки, а в кадке с деревом - кисленькие листья для чая, постоянная свежая заварка и тенистый покой, как в лимонной роще.
Про своего младшего бродячего братца они все молчат. А он есть, и зовут его Будьздрав. Говорят: "на каждый чих не наздравствуешься", но именно этим и занят Будьздрав - громыхает в ухо "Будьздрав!" на каждое случайное чихание, даже котикам и мотылькам, которым пыльца не туда попала. Котики подпрыгивают, мотыльки уносятся зигзагами, люди по инерции говорят "спасибо!" и оглядываются в поисках Будьздрава. А того и след простыл, ему некогда - в мире столько безздравных чихов, похожих на облачка перца, на клубки пыли, на вспышки пуха...
Будьздрав - здоровый, громкий, мечтает об одном - чтобы подарили ему под ёлку новый красный барабан. Живёт-то он в старом дырявом, потерянном ещё при царе Петре Алексеевиче, которому Будьздрав лично здравия желал и даже на плече сиживал, свесив ножки.

@настроение: везде иней и грустно

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

17:34 

Сэр Двухвост из Подверанды

- Так вот, добрые сэры, истинно говорю я вам, Подверанда - чуднОе место. - Неслось от походного костра. - Ибо небеса там деревянные: одна полоса липовая, другая сосновая, одна старая, другая новая. И скрипят они, и потрескивают, словно кто-то по этим небесам бродит, временами же - прыгает да скачет. Потому в Подверанде, на мой вкус, теологов многовато. Даже солнце там светит по-особому, вовсе оно не круг слепящий, а нитки света, с деревянного неба свисающие. Потянешь за такую нитку - обсыпет с ног до головы сияющей пылью. Но, добрые сэры, дураков дёргать нет, кроме заезжих. Сэр Двухвост из Подверанды жизни лишит, приговаривая: "Не дряхлый гобелен сие с нитками торчащими, а Солнце наше, уважай его!" Оно и верно - сказывают, что если каждый за нитку света дёрнет, небо вниз обвалится.

- А Луну сэр Двухвост пленил за обманчивость да неверность, держит в железной башне с рычажком. Ежели добрый - отправит слугу рычажок надавить, и загорится вершина башни, и покажется в небесах Луна. Только от тоскливого заточения вовсе она не круглая да белая, как шарик из слоновой кости, а вся как есть плоский исхудавший кружок света. Висит над башней, с места не сходит, пока слуга опять рычажок не надавит и не запрёт её от греха подальше, пряжу прясть, слёзы лить.

- Сам сэр Двухвост живёт в Замке у Мяча. Некоторые тут заикались: Меч, дескать, звучнее будет. Но никакой Меч в Подверанде с Мячом не сравнится, ибо, сэры, пророчество есть - "О Найденном Мяче", в коем говорится: за всяким потерянным Мячом обязательно кто-нибудь да влезет, особенно в такое жуткое место, как Подверанда. Сэр Двухвост жаждет славной битвы, потому и построил замок свой у Мяча - дождётся нашествия героев и победит, ему не привыкать.

- А пока ждёт, охотится на чудовищ, их в Подверанде полным-полно, в каждой щели по дракону! Под каждым кустом по красноглазому волку! Если в пыльной темноте станет слишком много чудовищ, вылезут они из Подверанды, сожрут мир, поломают деревянные небеса - и никто не придёт за Пророческим Мячом к сэру Двухвосту, а сэр Двухвост не любит, чтобы не по его выходило. Видели охоту на чудовищ хоть одним глазком? Едет сэр Двухвост в доспехе рогатом, с копьём двулезвийным, на коне именем Жжёный Сахар. Тьма из-под копыт разлетается, а враги в землю зарываются, ибо страшен сэр Двухвост из Подверанды, как гром с молнией вместе. Не плеснёте ли эля, добрые сэры? В горле совсем пересохло, словно в Подверанде мы, где воздух на добрую половину из пыли состоит...

Конь Жжёный Сахар на это ухом поведёт, фыркнет. А сэр Двухвост из Подверанды в темноте усмехнётся в усы: лопухи, как есть лопухи из Лопушин, Лебедяней, с Брусничных Полян. Давно бы вас всех волки съели, если бы не он. И направит коня в дремучий Крыжовенный Лес.

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

18:20 

чёртики

Давно думаю про чёртиков и Элмара. В какой-то книге было про то, что Элмара чёрт за язык дёрнул (или потянул, я фразу потерял и никак не могу отыскать). Вижу эту картину: стайка перепуганных чёртиков спорит, кому к Элмару идти. Тянут спички, жульничают, считаются заковыристыми считалками... У тех, кому выпало дёргать Элмара за язык — дрожат коленки и рожки прижимаются, как котьи уши. Стра-а-а-а-ашно. Другие чёртики утешают: да ладно, всего-то дёрнуть и убежать! Быстро дёрнуть и ещё быстрее убежать.
А чёртиков, которые должны тянуть Элмара за язык, утешить сложно... Тянуть — это же до-о-о-о-олго! — убиваются они — Поймает! Прихлопнет! Нет нам спасения.
Лучшая работа (по мнению чёртиков) — Инспектировать Штофы. Безопасно и непыльно. Чёртик важно прогуливается в шкафу по чистой полке и проверяет штофы — вместимость, глубину, игру света, количество пузырьков в зелёном стекле. И наполнение штофа тоже проинспектирует, хотя есть опасность столкнуться с буйной компанией проверяльщиков Содержимого Штофов (эти чёртики зовут себя Комиссией по Внутренним Делам, носят зелёное и боятся самовозгораний).

@темы: Мёнинская районная библиотека, картинки, странноведение

18:48 

блуждающий сад

В сказках есть блуждающие леса и рощи — то приблизятся, то отойдут, заглядывают в окна, шелестят. А что если где-нибудь есть сад, "гуляющий сам по себе"? Домашний, но время от времени выходящий за собственную калитку. Чтобы сад не потерялся, ему нужен маяк... Башня со светящимся окном вполне подойдёт. Если сад ушагал далеко, а на дворе ночь, дождь, ветер за ветки хватает, чужие осинки тянут танцевать в болото — окно покажет, куда бежать... Там дом, старые добрые валуны, горшок с геранью-привратником. Сад отряхнётся, потянется, вздохнёт и уснёт в своей ложбинке под боком у башни-маяка.

@темы: Мёнинская районная библиотека, картинки, странноведение

19:12 

перекати-джава

Перекати-поле — растение-джава, по всему Татуину катается, путешествует. Умрёт какой-нибудь особенно беспокойный джава, не захочет уходить в пески, где под тыквенным деревом ждут предки — станет перекати-полем, перекати-джавой, джавой перекатным или "катись-отсюда-джавой!" (так зовут перекати-поле некоторые сердитые фермеры, у которых полезные серебристые ложки-мешалки с водосборников пропадают).
Перекати-джавы любят то же, что обычные — детали, инструменты, сушёную тыкву с солью. Rain понимает, что лёгкому перекати-полю не утащить с собой даже самый маленький шуруповёрт, поэтому вырезает из бумаги отвёртки, гаечные ключи, батарейки, паяльники — и дарит растениям, рассыпает на окраинах поселений или в тени скал. Перекати-джавы хватают и укатываются, а туристы позже делают круглые глаза: "У вас перекати-поле с отвёрткой по Анкорхеду носится, вдруг свинтит чего!". Перекати-джавы хранят бумажные инструменты в глубине, берегут, чтобы ветер не утащил, роса не вымочила.
Перекати-джавы часто катаются за сэндкраулерами. Их никто не пугается и не гоняет, понимают: слишком стремительный и лёгкий мир у перекати-поля, иногда хочется медленной нагретой солнцами тяжести сэндкраулера.
Один потерявшийся джава целую долгую песчаную бурю просидел в большом перекати-поле. Его носило и по пескам, и по воздуху... Он даже на пару секунд увидел Татуин издали — как глиняную бусину, на которую любуются два солнца и три луны. И сарлакка тоже увидел, вылитая репка с хваталками! Кто такое пустил на хорошей бусине сидеть!
Навидался джава, наслушался... Свист, шуршание песка, разговоры камней... Камни ведь любят поговорить, но стесняются своих слишком громких голосов. На всю пустыню может разнестись: "Эй, Шпат, ты как там? До сих пор учёные бурят? Ты, поди, как джавское решето стал. А слышал, старую скалу из Дюнного Моря забрали на небо на синем транспортнике. Говорят, она там статуей станет, нас и знать-то не захочет!"
Тактичные камни разговаривают во время песчаных бурь, когда никто не заметит их болтовни, все сидят в укрытиях, стучат зубами и жгут костры.
После бури перекати-поле вернуло джаву к сэндкраулеру, хлопнуло веткой по ботинку и укатилось, подпрыгивая и напевая шуршащую дорожную песню, в которой — джава клянётся — можно различить старое доброе "идёт в песках... бесконечный... караван бант: одна банта... вторая банта... и третья... и четвёртая... и пятая-десятая..."

@темы: странноведение, джавы, Мёнинская районная библиотека, Дождь со снегом

18:12 

кулинарно-архитектурное

Бабушка Тролля — в душе архитектор. Поэтому Тролль на обед ест пятиэтажный суп с пирогом-небоскрёбом и объясняет бабушкины задумки: "Пирог — кто угодно поймёт, он этажами вверх, а вот суп — испытание для настоящих архитекторов — он растёт этажами вглубь, пока не упрётся в дно тарелки! Однажды один острый суп пробил дно и упёрся в стол, вот это было здорово, его всё равно никто съесть не мог, слишком колкий и острый, бабушка туда магмы перелила".
"Он таким и должен быть!" — возмущается бабушка. — "Настоящий троллий острый суп, чтоб ты знал, люди используют, когда надо шахту продолбить... Кастрюлька супа в нужное место — и готово!"
Этажи бабушкиного супа очень разные: на первом может шуршать древний каменный горох, на втором живёт порошкообразный алый перец, на третьем лениво плавают стайки нефритовых колечек, и, если повезёт, ложкой можно откопать секретный этаж (обязательно сладкий, хрусткий от горного хрусталя и мелких шпатинок). Ещё у супа бывает лёгкий дырчатый чердак, где гуляют сквозняки (они повсюду, даже в супе!), и суп тихонько поёт, посвистывает и гудит (если бабушка пристраивает на чердаке крохотное бутылочное горло).
Кашу бабушка строит, как мазанку, сверху посыпает щебёнкой, пылью с пяти дорог и ставит флюгер в виде Глупого Ётуна, который каши не ел, поэтому до неба вырос, а ума не вынес. Тролль слушает про Ётуна и съедает всю кашу с огородиком асбестовых травок и озерком масла.

@темы: странноведение, Мёнинская районная библиотека

19:39 

загадки

Из любимой книжки "Загадаю — отгадай!", Новосибирск, 1972.

Прохожий старик глаза зашивает.
тыц.

Под подушкой обманчивое письмо.
тыц.

Два капустных листа — соседи на тыкве.
тыц.

Идут пять старух, нагруженные льдом.
тыц.

Чёрное сукно лезет в окно.
тыц.

@темы: Мёнинская районная библиотека, О..., странноведение

15:32 

Имени покойного Тулак Хорда

Покойный Тулак Хорд, царство ему небесное, не любил научные журналы: там то и дело попадались заметки об открытии чего-нибудь и назывании этого чего-нибудь именем кого-нибудь, кого угодно, но только не покойного Тулак Хорда.
Кактусоводы вывели идеально круглый серый кактус с шипами в палец и нарекли его именем Дарта Бараса.
Астрономы раскопали на задворках галактики что-то вроде пустыря с сумасшедшими астероидами и назвали всё это Императорским Вселенским Планетариумом.
Исследователи легенд долго рылись в датакронах, обнаружили то ли в самих датакронах, то ли в сказаниях Живую и Мёртвую Пыль. Последнюю назвали в честь Дарта Танатона, а первая успела уползти безымянной, потому что была живая и довольно сообразительная.
Покойный Тулак Хорд ходил и бурчал "не ценят, не любят, не помнят", ведь даже Алоизиусу Каллигу повезло, у него в какой-то далёкой-далёкой галактике был взаправдашний император имени А. Каллига! А у покойного Тулак Хорда не было даже шиша с маслом.
— Хочу хоть что-нибудь! — изводил он мироздание. — Букву мною назовите, запятую или заповедник. Грозящая запятая имени покойного Тулак Хорда приводила мироздание в ужас. Забудешь её поставить —явится злющий призрак и оборвёт все уши...
Лучше отдать покойному Тулак Хорду то, до чего он не в силах будет дотянуться. Например, учебник из далёкой-далёкой галактики, где правил Каллигов император. В учебнике — таинственные "хордовые", малость, а приятно.
Покойный Тулак Хорд два дня собственноручно правил учебник синим чернильным карандашом, превращая "хордовых" в "тулак-хордовых". А когда исправил, счастливо вздохнул, подпёр кулаком щёку и долго-долго любовался на страничку с картинками, оглавление, список вопросов к уроку и примечания.
— Вот они, драгоценные мои тулак-хордовые, вымершие и живые, туникаты, головохордовые, бесчелюстные и лучепёрые...
Очень скоро покойный Тулак Хорд на страницах еженедельника "Сайнтифик Глори" доказал, что далёкий Каллигов император на самом деле — тулак-хордовый. Ага? Ага! Ага-а-а-а-а!!!111расрас
Так покойный Тулак Хорд, царство ему небесное, помирился с науками.

@темы: странноведение, Покойный Тулак Хорд, Мёнинская районная библиотека, SWTOR

21:03 

про гномов

На лужайках у заброшенных домов живут одичавшие садовые гномы — жгут костры, пасут майских жуков, водят хороводы при свете уличного фонаря. Краска облезла, и когда-то яркие магазинные гномы выглядят привидениями с отколовшимися носами и пальцами. Гномы не переживают, у них в норе под яблоней есть книжка "Шедевры античности", и все знают, что Венера Милосская — тоже древний садовый гном и вообще Прародительница. Хранители книги мечтают: "Когда-нибудь мы спасём её из музея, поселим в беседке, научим петь и приманивать газонных рыб".
Гномы собирают ягоды — иначе зачем у многих в руках корзинки? Ловят рыбу, забрасывая удочки прямо в траву — газонные рыбы похожи на травинки и чешуйчатые листья одуванчиков с крохотными зубами. Только лопух они не трогают, потому что эта добрая мягкая рыба укрывает их, когда дожди размывают нору.
Гномы шмыгают с воробьями в живой изгороди, кипятят воду в консервных банках и таскают с охоты чайные пакетики за нитяные хвосты.
У них есть домашние звери — кошки и коровки из потерянных деталек "лего". Кошки урчат и смешно переваливаются на столбиках-лапах, а коровки дают белые кирпичики молока.
Иногда гномий учёный в очках из проволоки чинит найденный в подвале радиопередатчик, и гномы передают своё "Эй!" всему миру — терракотовому войску императора Цинь Шихуанди, статуям с острова Пасхи, улыбающимся святым из Праги... Потом передатчик снова ломается. Гномы вздыхают и спорят, какое "Эй!" прислали бы в ответ статуи — каменное, кирпичное или несгибаемое, как железный гвоздь...
Им снятся аккуратные лужайки, чудятся запахи краски и хлеба, мяч, ударяющий по макушке и отскакивающий, очень хочется повернуть голову и посмотреть, кто его поймает, но тогда сон тоже отскочит, и старый садовый гном в когда-то красном колпаке с отбитой кисточкой наплачет целую горсть цветных пластмассовых шариков.

@темы: странноведение, О..., Мёнинская районная библиотека

18:34 

Котики в SW:TOR. Винная кошка

Есть зверь большой, зубастый, именуемый Vine Cat. Действительно серьёзная (и местами страшная) кошка, но имя... Что о нём можно придумать?

Винные кошки бывают зелёные, красные, белые, йозовые и разные другие тоже бывают. Они бродят в зарослях винограда, а виноград бродит в винных кошках, поэтому охотятся кошки лениво: им достаточно подышать на жертву — и можно подбирать слабо трепыхающуюся тушку.
На кончике хвоста у винных кошек имеется гроздь винограда, чтобы кошки не забывали о корнях. Когда другие кошки смеются над ними, винные кошки отвечают, что их гроздь — ещё и кисть, а кисти остальных — только кисти и больше ничего. У старых кошек виноградная кисть превращается в изюм.
Многие виноделы изображают винных кошек на своих знаках: у одних кошка обкусывает виноград с хвоста, у других — красиво за ним тянется, а у третьих, самых смелых, винная кошка размахивает хвостом и улыбается, а в пасти у неё сидит весёлая компания за столом, пьёт и поёт песни.
Винных кошек ловят затейливым способом — обычной бутылкой. Любопытная кошка обязательно заглянет в бутылку, потом просочится внутрь и свернётся там спать на дне, в цветном полумраке. Учёные не могут понять, как большая толстая кошка пролазит в бутылку и почему ей там хорошо. Старая мудрость "котик это жидкость" для них почему-то не имеет научной ценности. Скорее, они поверят, что котики — кирпичи, потому что их котики то и дело доказывают это, прыгая на учёные головы со шкафов.
Винные кошки-призраки любят селиться в каких-нибудь забегаловках, где есть голограмма костра и на полках бутылки в три ряда. Кошки лежат и годами наблюдают за бликами на стекле, блики очень похожи на дождь за окном, только цветные и совсем не мокрые.
Примерно раз в тысячу лет уставшие от безмятежности призраки винных кошек сбиваются в мохнатую тучу и устраивают бурю с зелёными молниями и виноградным ливнем, от которого слипаются правительственные линии связи. И перестают быть.

@темы: странноведение, Мёнинская районная библиотека, SWTOR

21:41 

Стозевно и Лаяй

Слетел и умИр весь даже не текст, а целый файл. Ценного там было только о Vine Cats из SW:TOR, нужно заново писать. Заново сегодня оказалось лень. Поэтому про чудовищ.

Жили-были в болоте два чудища ‭—‬ милейшая Стозевно и дедушко Лаяй. Как встретятся в камышах, обязательно раскланиваются: дедушко Лаяй хвостом шляпу приподнимает, а оттуда головастики так и льются, так и прыгают; милейшая Стозевно краснеет всеми щеками, хихикает, косыночкой из ряски занавесившись.
На приболотных хуторах шепотом объясняют: утки над болотом мятутся, словно комарьё, ‭—‬ значит милейшая Стозевно в смущении, от этого болотная вода кипятится, а закат потом три дня красный, как праздничная цыганская рубаха. И солнце мостится к этому небесному цыгану за пазуху, тогда надо изо всех сил молиться, чтобы вернул. За три-то дня язык устанет и лоб об пол отобьёшь. А ещё можно конёк на крыше позолотить, лучшей уздечки не пожалеть ‭—‬ тогда цыган конька сведёт, а солнце на крыше оставит. Жаль конька, но никто о милейшей Стозевно дурного слова не скажет, хорошая она девица, пусть и стозевна, и на лохматую ветлу похожа.
Дедушко Лаяй просидел в болоте без малого тысячу лет, потому и "дедушко", а ещё потому что ложки режет, сказки бесенятам сказывает и соскучившихся утопленников до живых не пускает. По осени видят его на охоте ‭—‬ несётся дедушко Лаяй на коньке камышиной масти прямо по топям, из-под копыт клюква летит, свора болотных огней вокруг вьётся. Болотные огни ‭—‬ немые, потому дедушко Лаяй сам шумит да лает, какая охота без лая. Врут всё, что он заблудшие души гоняет. Зачем ему в хозяйстве всякая бесполезность? Ему бы кафтан новый, сапоги крепкие, с набойками. А сколько в болоте за тысячу лет обуви потопло ‭—‬ не сосчитать. Галоши в тине, как раки, копошатся, сапоги тяжёлыми зелёными зайцами прыгают, валенки сомьи усы отрастили. На них на всех и охотится дедушко Лаяй, а ещё на заморские шелковые башмачки для милейшей Стозевно, потому что заблудились на болоте ещё при прежнем дедушке купец в халате и горбатый зверь, сами сгинули, а башмачки из тюков по топям разбежались. Ночами слышно, как они топочут не по-нашему.
Две высокие тени идут по болоту, камыши перед ними расступаются, птица выпь им кланяется. Милейшая Стозевно несёт корзиночку клюквы, дедушко Лаяй светлячков выдыхает. Без них, без чудовищ, страшным местом станут болота.

@темы: Мёнинская районная библиотека, странноведение

15:06 

ночь, деревья, небо

Одна тема, две картинки ‭—‬ про котика и лису, про деревья, поддерживающие небо ветками или не пускающие ночь упасть на голову, как пыльное, в звёздных дырочках покрывало.
Принцип "я в домике" во всей красе и силе.



деревья, небо и лиса.

@темы: странноведение, картинки, Мёнинская районная библиотека

17:51 

огородное

У Мёнина на полке могла бы жить история о котике-огороднике.
У котика была лейка, расписанная под тигра ‭—‬ полосатая, огненная. Котик каждый день поливал из неё грядку с морковкой, и морковка думала: "к нам пришёл небесный тигр и принёс воду! Небесный тигр нас любит! Мы тоже вырастем и станем небесными тиграми". Так что, когда котик пришёл надёргать морковки для супа, он надёргал полосатой огненной морковки с длинными хвостами. Морковка зарычала, вырвалась из лап огородника и убежала на небо по яблоневому стволу. А котик так ничего и не понял и продолжает поливать из тигриной лейки помидоры, огурцы и даже тыкву.

@темы: странноведение, картинки, Мёнинская районная библиотека

17:27 

городское

В киоске на витрине стоял географический журнал, а на обложке была Прага... И надпись в две строки, частично перекрытая соседним журналом: "Магия ве... в городе ста..."
Меня, конечно, переглючило, Прага же... Что там может быть?

Первое, что пришло в голову ‭—‬ очевидное: магия ветра в городе статуй.
Возможно, в Праге есть особенный ветер, который чувствуют только статуи ‭—‬ он колышет их одеяния, перебирает львиный мех, драконью чешую. Этот ветер появляется в мастерских скульпторов: камнерезов или работающих с металлами. Работает человек, и каждое его движение наполнено невидимым ветром, а он и не знает, что вместе с многохвостым львом или каким-нибудь святым выпускает на свет каменный ветер, бронзовый ветер, который от старости зеленеет, гипсовый рассыпчатый ветер, от него в воздухе остаются чихательные дорожки...

Магия верб в городе 100500 львов. Вербы весной незаметно делают явью историю о львах и ягнятах ‭—‬ пушистые "барашки" падают на спины львам, и львы замирают... Пусть они и так статуи, всё равно ещё больше замирают и почти не дышат.

Магия веток в городе старом. Ветки весной ‭—‬ как трещинки на картинах маслом, старый город накрыт ветвящимися тенями, часто совпадающими с улицами и переулками. Идёт себе улица, разбегается переулками, а над ней её древесное отражение ‭—‬ ветви старой липы. Если забыться, можно перепутать пути и оказаться вместо своих дверей на самом кончике ветки над оранжевыми крышами.

Магия вестей в городе станций. Некоторые вести ездят только электричками, метро и поездами. Летать с ветрами по городу им кажется несовременным. Для них Прага ‭—‬ это город станций, остановок, вокзалов.
У вестей, катающихся без билетика, вырастают заячьи уши. Если присмотреться, можно увидеть на станциях пушистые небылицы, занятые последние известия, растрёпанные слухи...

@темы: Мёнинская районная библиотека, О..., странноведение

18:52 

кто ты?

18:47 

про ёржиков

Рыба-ёж (или ёрж) по старой памяти очень любит яблоки ‭—‬ какие-то ленивые допотопные ежи проспали ковчег, опоздали, плавали между небом и землёй в своём полусобранном чемодане... Кто-то из них (кажется, ежи, измотанные качкой) плюнул в волны и превратился в стайку рыб-ёржиков. Всё забылось, кроме яблок...
Раз яблок нет, ёржики катают по всему морю-океану морских огурцов. А тех и просить особенно не нужно, огурцам нравится мчаться на ёрже и оглушительно пищать.
Матросы знают про ёржиков и обязательно скидывают в тёплые моря приношение ‭— ‬яблоки. На подаренные апельсинки ёржики могут сильно обидеться, а обиженный ёржик обязательно закатится в песочное тёплое одеяло к спящей на дне буре. Та начнёт ворочаться, уколется об ёржика и проснётся на беду всем кораблям.
Мечта ёржиков ‭—‬ ящик, полный яблок, чтобы с травинками, старыми фиолетовыми листьями на боках и обязательно в хитрых бумажных стружках, наверняка от легендарного Упаковочного Дерева... "Изваляемся в яблоках да покатимся по морям! ‭— мечтают они подводными вечерами. — Коньков-приятелей тоже изваляем... Эх!"

@музыка: Мельница, Обряд

@темы: Мёнинская районная библиотека, картинки, странноведение

16:06 

Большая Рогатая Сова

что-то вдруг.

По лесу грохот, лязг и завывания трубы ‭—‬ вылетает на охоту Большая Рогатая Сова. Впереди сычи-герольды, амбарный знаменосец в соломинках, за ним совушка-бабушка в ивовой корзине, приглядывает, чтобы никто и ничего. Позади совка-оруженосец с запасным шлемом и бутылкой полировки. А посерёдке Большая Рогатая Сова в пернатом доспехе, на щите ‭—‬ карающая совья лапа, глаза жёлтые, клюв только с утра в кузнице наточен.
Мышки выстраиваются вдоль дороги, сложив лапки. Даже крот выходит из норы и щурит глаза, он крот учёный, ищет ответ: если Большую Рогатую Сову не видно, а только слышно, можно ли быть уверенным в её экзистенции?
Мышки кланяются. Большая Рогатая Сова кивает на них рогами: "Ты завтрак, ты ‭—‬ обед, ты ‭—‬ ранний полдник, братишка твой ‭—‬ поздний полдник, а ты ужин". Мышки снова кланяются: "Да, Большой Рогатый Сэр, будем вовремя, лапки умоем, носы вытрем. Не изволит ли Большой и Рогатый, чтобы ужин, завтрак и обед сходили в трактир да вымочились там как следует в хорошем вине?" Большая Рогатая Сова изволяет, и мышки под присмотром совки-оруженосца отправляются в трактир...
‭—‬ Сказывают, наш Большой Рогатый Сэр ‭—‬ не одна сова в этом лесу... ‭—‬ начинает Обед.
‭—‬ Но слышно её лучше другой! ‭—‬ влезает учёный крот. ‭—‬ А та, вторая, вообще не сова, а дальняя гроза. Не подобает сове звучать, как мешку с камнями...
‭—‬ А как подобает? ‭—‬ это Ужин.
‭—‬ Как ведру с камнями, разумеется.
‭—‬ Дурни вы деревенские, как Сэр может быть Грозой? ‭—‬ совка-оруженосец набирает воздуха впрок перед долгим обстоятельным разъяснением. ‭—‬ Просто на том краю леса живёт сумасшедшая сова, которая сдуру изобрела порох и носит его в козьем роге. У неё ни меча, ни щита, ни трубы, только ружьё. И нормального оруженосца у этого психа нет, только воробей-ружьеносец. Они таскают ружьё и стреляют в луну, потому что луна еженощно нарушает Границы Владений...
‭—‬ Это потому луна вся щербатая и дырявая? ‭—‬ тоненько удивляются мышки.
‭—‬ А то же. Потому. И гремит там потому, а вовсе никакая не гроза.
В трактире все будущие Блюда Большого Рогатого Сэра садятся кружком и как следует набираются вместе с кротом и оруженосцем... Глядь, и уже Завтрак совке брат, и Обед, и крот с Ужином тоже, и целая стайка моли ‭—‬ сёстрёнки.
Потому совка-оруженосец снова берёт водящиеся в трактирных погребах ананасы в шампанском и объясняет Большому Рогатому Сэру: "Это, господин, особые заморские мыши, именем Ананасы, зубастые, как дракон, в чешуе по самые уши. Их и надлежит есть Большому Рогатому Герою, чтобы Отметиться на Скрижалях (это крот подсказал)".
Большая Рогатая Сова важно кивает рогами. Да, конечно, никто и не сомневается ‭—‬ ананасы в шампанском куда почётнее и скрижальнее завтрака, обеда, ужина и двух немудрящих полдников.
‭—‬ А из чешуи сих ужасных тварей я тебе доспех свяжу. ‭—‬ говорит из угла совушка-бабушка.
В лесу становится тихо. Только по самой опушке трескуче крадётся рябая луна, чтобы поднять воды пруда и утопить в них козий рог с проклятым порохом. Раз и навсегда...


@темы: Мёнинская районная библиотека, картинки, странноведение

09:42 

о спасении на водах, рыбе-луне и рыбе-солнце

Жил-был очень предусмотрительный джава ‭—‬ он умел придумывать разные беды, которые только и ждут, чтобы наброситься на родной сэндкраулер... Но ничего страшного, ведь предусмотрительный джава всегда предусматривал спасение. От сарлакка поможет дедушкин табак пополам с металлической стружкой ‭—‬ дедушки и не такое курят, а сарлакки нет... От песчаной бури поможет пение бант ‭—‬ никакая буря не выдержит бантьего хора, превратится в струйку песка и тихо уползёт под скалу. От бессонницы помогает предусмотрительность, от жадных фермеров ‭—‬ костюм сарлакка из плюша и верёвочек, главное, чтобы у фермеров не было при себе дедушкиного табака...
Однажды джава выменял на счастливый ящеричный хвост картинку с Большой Водой и задумался: что будет, если Большая Вода придёт на Татуин ‭—‬ из любопытства, просто посмотреть? У джав есть сэндкраулеры-баржи, у песчаных разбойников есть награбленное, в том числе спасательные жилетки... Банты выпьют Большую Воду вокруг себя и даже не заметят катастрофы. А у лун и солнц ничего нет, и плавать в Большой Воде они не умеют... Потонут ‭—‬ станет Татуин планетой-призраком с холодными мокрыми светилами.
Предусмотрительный джава решил, что нужно срочно научить солнца и луны плавать. А кто лучше всех плавает? Рыбы и субмарины. А кого проще и быстрее собрать из железок, обрывков ткани, громкоговорителя, баночки термопасты и драконьих чешуек? Рыбу.
Джава смастерил белую круглую рыбу в крапинку, похожую на луну, и рыбу, похожую на солнце с лучиками из старых отвёрток. Внутри у рыб кружился тёплый воздух, потрескивали маленькие горелки, шелестели свёрнутые в трубочки программы-мотиваторы "Учись плавать, вступай в ДОСААФ", "Спасение на водах" и почему-то "Пьянство у воды ‭—‬ причина беды".
Предусмотрительный джава закрепил на рыбьих боках запасные плавники (мало ли что!), подкрутил громкость и выпустил учителей плавания в небо, к лунам и солнцам...
С тех пор над Татуином разносятся громогласные рыбьи команды: "Лучами, лучами работай!", "Луны, не отлунивайте!", "Пошёл-пошёл-пошёл! Загребай лучше, вода ждать не станет! Молодец!"

@темы: джавы, Мёнинская районная библиотека, SW, странноведение

18:27 

бестиарное. имена.

Из любимой книжки... Нужно ждать ‭—‬ читаю "Славянский бестиарий", плохо на душе ‭—‬ читаю "Славянский бестиарий", хочется чего-то непонятного ‭—‬ читаю "Славянский бестиарий"...

"...по страницам рукописей проходит целая вереница "неузнаваемых" с первого взгляда длинноногих мышей и зайцев, медведей, больше похожих на мохнатых поросят. Здесь же летучая мышь "нотопырь", напоминающая медвежонка с крылышками, и пёстрая "рысь" в позе скачущего кенгуру".
(О.В. Белова, Славянский бестиарий. Словарь названий и символики. М., 2001, С. 22)

Акиян Рыба ‭—‬ кит (С. 51)
Кит... Обычно его путают с островом, но что если кит ‭—‬ это почти океан, и по нему плывут корабли, на его спине континенты, он блестит и рябит, а когда сердится ‭—‬ становится ледяным, серым и достаёт хвостом до неба...

Велбудопардус и велбудорысь ‭—‬ жираф (С. 68, 69)
Сразу думаю о жирафе из "Мадагаскара". Что бы он сказал, узнав, что попал в родственники к рыси, верблюду и пардусу...

Кунопотамос ‭—‬ выдра (С. 80)
Слонопотамос...)))

Держелод ‭—‬ рыба-прилипала, ремора. Она же ‭—‬ держиладия, корабледержа и навкрат (С. 95)
Спалили рыбку именем. А рыбка-полицейский звалась бы "Держилюд", умела бы свистеть и была бы чёрно-бело-полосатой, как зверь Зебро.

Зебро ‭—‬ "Зебро величеством с ышака подобенъ волу, страшен велми, шерсть разных цветов..." (С. 122)

Зямба ‭—‬ зяблик (С. 127)
Хорошее имя... Шустрое и отчаянное по ощущениям. Пошёл матрос Зямба в пираты к капитану Воробью, объезжал на Экваторе морских коньков Нептуна, дразнил тюленей, выучился говорить по-пингвиньи, выкопал сокровища кэпа Сороки, прогулял их в кабаках, выменял на сапоги карту со множеством красных крестиков, но вместо сокровищ нашёл Затерянный Больничный Городок... Не испугался зверя Зебро, ночевал в пасти у крокодила, а после уплыл по Акиян Рыбе далеко-далеко...

@темы: странноведение, мемориз, О..., Мёнинская районная библиотека

33-я высота.

главная